Балтфлот не подведет

Балтфлот

текст Андрей Союстов

Репортаж из главной базы Дважды Краснознаменного Балтийского флота

Корвет качает резкая балтийская волна. Палуба галопирует под ногами. Матрос-срочник, впервые оказавшийся в открытом море, осторожно принимает из рук офицера стеклянный плафон. На боку плафона — трафаретная надпись «220 В», а внутри — литр забортной воды. Помедлив, матрос поворачивается лицом к строю товарищей и медленными глотками выпивает из плафона соленые «220 вольт». Строй аплодирует. Обряд посвящения закончен. Еще одним настоящим моряком Балтфлота стало больше.

С чего начинается флот?

Родина начинается, как известно, с «картинки в твоем букваре». Театр начинается с вешалки. А с чего начинается Дважды Краснознаменный Балтийский флот? Тут все зависит от того, каким путем вы на флот попадаете.

Если по суше, то вам сначала придется добраться от Калининграда до главной базы Балтфлота. Пока будете трястись в автобусе, непременно услышите от попутчиков популярную местную шутку: «Как по-немецки будет “Было ваше — стало наше?” — “Кенигсберг”!» Выйдя на конечной остановке, вы окажетесь в бывшем германском Пиллау, в 1946-м переименованном в Балтийск. У КПП военно-морской базы первыми вас встретят три щенка. Как всякая флотская матчасть, щенки будут снабжены бирками с инвентарными номерами. Три «бойца» тщательно обнюхают незнакомого гостя и, убедившись, что все нормально, отойдут в сторону. На основании каких признаков щенячий наряд делит двуногих на своих и чужих — неизвестно. Но, по уверениям старшего на КПП, «собачки никогда не ошибаются». А при появлении автомобиля командующего флотом еще и выполняют команду «смирно».

Если же вы следуете в Балтийск морем, то алгоритм встречи будет иной. Сначала вы минуете северные створы Морского канала. Потом рядом с Карантинной гаванью возникнет похожий на утюг силуэт тральщика. Тральщик стоит, как раньше говорили, на брандвахте. То есть несет сторожевую службу. С тральщика что-то спросят в громкоговоритель, вспугнув рассевшихся на фальшборте чаек. Ваш шкипер ответит, и вы двинетесь по каналу дальше, рассматривая вырастающий слева Балтийск. Тральщик недоверчиво будет провожать вас своей оптикой до тех пор, пока ваше судно не свернет в гавань.

Небываемое бывает

Балтийский флот — старейший из отечественных флотов. Официально считается, что первым днем его истории является 18 мая 1703 года. В этот день в устье Невы флотилия из 30 шлюпок с солдатами Преображенского и Семеновского полков под командованием Петра I решительно (если не сказать нагло) взяла на абордаж шведские корабли «Гедан» и «Астрильд». Все участвовавшие в этом предприятии русские офицеры и солдаты получили медали с надписью «Небываемое бывает». Оглядываясь на дальнейшую историю Балтфлота, можно сказать, что эта петровская цитата стала девизом балтийцев.

В 1714 году русские галеры у мыса Гангут атаковали шведскую эскадру контр-адмирала Эреншёльда. В стоне, хрипе и пальбе вал русских абордажников вкатился на шведские палубы и Эреншёльд спустил флаг. Возглавлявший атаку царь уцелел чудом, после чего за Гангутскую викторию был пожалован вице-адмиральским чином. Где еще найдешь флот, на котором монарх в рукопашном бою лично орудовал бы шпагой и кортиком? Действительно, небываемое бывает.

В 1719-м быстро набиравшиеся опыта балтийцы знатно намяли бока шведам в сражении парусных эскадр к западу от острова Эзель. Потом будет много новых побед. Будут и поражения. Но именно Гангутское и Эзельское сражения станут, по словам Петра I, «добрым почином» в боевой летописи Балтийского флота.

Шло время — Балтийский флот менялся. На смену дереву приходила сталь. Вместо парусов корабли толкали вперед уже паровые машины и турбины. Флот обрастал броней, менял ядра на снаряды и торпеды, рос в тоннаже. Ходил в кругосветки, тонул в Цусиме, возрождался, бунтовал, ржавел в отстое, строился, снова тонул, крыл всеми калибрами по рвущемуся к Ленинграду врагу, кровью платил за скупые награды, воевал и побеждал.

Сейчас Дважды Краснознаменный Балтийский флот — это 57 надводных боевых кораблей, две дизельные подводные лодки, а также соответствующее количество вспомогательных судов: танкеров, спасателей, судов-разведчиков и т. д. Флагманом является эскадренный миноносец «Настойчивый», вооруженный сверхзвуковыми крылатыми ракетами «Москит». 128-я бригада надводных кораблей, включающая в себя четверку новейших корветов, считается ядром надводных сил флота. Помимо кораблей и судов, Балтфлот располагает бригадой морской пехоты, береговыми частями и собственной авиацией. Штаб флота находится в Калининграде.

Флаг поднять

Январь 2017-го. 7: 0 по Москве. Утренний Балтийск — это город офицерских теней. Торопясь к подъему флага, комсостав выстреливается из теплых квартир. Бодро стучит каблуками по трофейной нацистской брусчатке и не менее бодро вязнет в неуставных лужах. На улицах — тьма кромешная. Похоже, что ночное освещение города задолго до третьей мировой перешло в режим почти тотальной светомаскировки. Потому холостые офицеры бегут, азартно подсвечивая себе фарватер мобильниками. Проснувшихся «женатиков» до КПП базы подбрасывают на машинах сонно зевающие жены. Затем бегом, бегом, бегом к родному трапу!.. Азарт небывалый. Любая олимпиада — ничто перед необоримым желанием послужить Родине. А главное — не опоздать к построению.

Потом — бравурные звуки, «Флаг и гюйс поднять!» «…Мать-ать-ать!» — далеко разлетается эхо по воде с соседнего корабля, где дежурный обнаружил что-то не вписывающееся в его концепцию прекрасного. «Смирно! Вольно! По распорядку дня!..» Насыщенное восклицательными знаками утро закончилось. Новый день Балтфлота начался.

По мере того, как солнце поднимается над горизонтом, из сумрака проявляются силуэты боевых кораблей. Вот на железобетонном слипе присели переночевать две громадины — малые десантные корабли на воздушной подушке проекта «Зубр». Малые то они, конечно, малые… Но впечатляют неимоверно. Представьте себе трехэтажный дом из алюминия общим весом больше полутысячи тонн, способный нестись над волнами на скорости в 110 км/ч. Представили? Вот это и есть «Зубр» — самый большой в мире десантный корабль на воздушной подушке. Между двух таких фантастических созданий, являя удивительный контраст с охраняемым хай-теком, прогуливается вахтенный. В тулупе.

А вот громадина погромаднее «Зубра». Это уже большой десантный корабль. На нем взрыкивает трансляция. Командир корабля вызывает к себе старшего помощника и «бычков» — командиров боевых частей. На гражданке это назвали бы «производственным совещанием». Кто-то из «бычков» накануне не успел сделать все ему порученное. Пока офицеры шагают к командиру корабля, старпом успевает вкрадчивым голосом с семенящего рядом командира боевой части «снять стружку». Дальше вся процессия перепрыгивает через высокий порог — комингс по-морскому — и исчезает в корабельных недрах. На палубе остается лишь арьергард шествия — матросы со швабрами, деятельно уничтожающие следы мокрых офицерских ботинок.

Росу отставить!..

В соседнем бассейне жизнь бьет ключом. «Отдать носовые! Отдать кормовые!» Сбросив швартовы с палов, и оставив на причале штабель ящиков из-под принятого ночью боекомплекта, уходит в полигон корвет. Сдавать курсовую задачу. На фок-мачте ветер треплет черный шар — знак «иду малым ходом». Когда корабль проскользнет мимо уже знакомых нам северных створов Морского канала, шар по фалу скользнет вниз. Четыре дизеля made in Kolomna рывком разгонят корабль до полного хода и унесут куда-то в сторону Скандинавии. На работу.

За горизонтом бродят очередные разведчики НАТО. Их деловито ведут береговые комплексы. Штатная ситуация, которая в Балтийске никого особо не трогает. Тут к этому привыкли. Смотрят? Ну пусть смотрят. Сунутся ближе — тогда другое дело… А пока не сунулись — учиться, учиться, и еще раз учиться. Флот постоянно пишет конспекты и сдает зачеты. В свободное от боевой службы и учебы время флот драит медяшку.

Проходим мимо малого ракетного корабля. На его юте происходит следующий диалог:

— Ну-ка, начистить рынду, а то перед прессой стыдно.

— Тащ командир, это не грязь, это роса.

— Росу отставить! Рынду начистить!

Вот так, перемежая приказы шутками-прибаутками, зазубривая грифованные инструкции, принимая доклады, стоя на постах по боевому расписанию и вразвалочку шагая по причалам, живет современный Балтфлот. У него свой язык. Тут не средства, а средства́ и не компас, а компа́с. Вместо «пятьдесят» говорят «полста», а уж когда доходят до использования морской терминологии, то гражданский человек окончательно перестает понимать, о чем идет речь. И это лишний раз подчеркивает тот факт, что флот живет и действует вне привычного нам измерения. То есть — в море.

Корвет «Бойкий»

Кстати, о море. Весь в серой или, как говорят моряки, ша́ровой краске, из Морского канала подобно призраку вырастает красавец-корабль с бортовым номером «532». Корвет «Бойкий» был введен в строй только в 2013 году и является одной из самых современных единиц Балтфлота. Спроектированный с элементами стелс-технологий, корабль малозаметен и универсален. Его комплекс вооружения позволяет поражать воздушные, наземные, надводные и подводные цели. Осенью 2016 года «Бойкий» и однотипный ему «Сообразительный» совершили двухнедельный поход в Северную Атлантику. Вояж российских стелс-корветов наделал немало шума в иностранных СМИ.

Беседуем с командиром штурманской боевой части «Бойкого», старшим лейтенантом Олегом Васетинским: /p>

— Как вы оцениваете корабль, на котором служите?

— Бытовые условия отличные. Мореходные? Хорошие — проверено в океане. Корабль оснащен новейшим оружием, которое позволяет «закрыть» и контролировать все пространство Балтики.

— Давайте отвлечемся от разговоров о железе. Есть такое известное выражение «с корабля на бал». Случалось с вами во время службы на «Бойком» нечто подобное?

— Случалось. Не на бал, естественно, но ощущения были похожие. После сервисного обслуживания совершали мы как-то межбазовый переход из Кронштадта в Балтийск. Дело было вечером 31 декабря. На берегу уже елка стоит, оливье готовят, новогодний праздник вот-вот начнется. А мы только с моря пришли, швартуемся и на все это смотрим…

— Как стахановцы после рекордной смены на свадьбу у соседей?

— Вот-вот!

Флагман

Тем временем на флагмане начинают проворот механизмов, вслед за чем мигом наступают сумерки. В 10: 0. Потому что стоит штиль и выхлоп эсминца плавно расползается ватно-черной массой по всей гавани. Под прикрытием этой дымзавесы офицеры флагмана кучкуются на причальной стенке. Ждут комфлота и подначивают друг друга: «Смотри-ка, двигло еще работает. Ну что, мужики, еще чуток послужим».

Видимо, надо пояснить столь ехидно-сентиментальную реплику. Флагман флота — эсминец «Настойчивый» вступил в строй еще в 1992-м. За последующие годы своей службы корабль находился в море в общей сложности около двух лет и прошел более 70 000 морских миль. Таким образом, к 2017 году «Настойчивый» является уже настоящим ветераном флота. Его брат-близнец — эсминец «Беспокойный», вот уже семь лет как лишившийся хода, исполняет обязанности учебного корабля. Старичок же «Настойчивый» все еще бодрится. Все еще готов своими ракетами, как говорят офицеры, «порадовать какой-нибудь авианосец наших зарубежных «партнеров». Словом, на то он и «Настойчивый», чтобы держаться до последнего.

В ожидании командующего на флагмане все крайне заняты. С большим трудом буквально на пять минут удается выдернуть из круговорота отчетностей и телефонных звонков заместителя командира эсминца по работе с личным составом, капитана второго ранга Сергея Барсукова.

— Сергей Владимирович, вы где и кем служить начинали?

— На Дальнем Востоке командиром минно-торпедной боевой части малого противолодочного корабля. В 1997-м перевелся на Балтику. Тут попал на «Настойчивый», потом — на сторожевик «Неустрашимый», в штабе дивизии служил… Сейчас вот вновь на эсминце.

— По основной специальности вы противолодочник. Какое-то еще образование пришлось получать, чтобы справляться с обязанностями замкомандира по работе с личным составом?

— Конечно. Например, пришлось сдавать на психолога. У нас тогда шли по две боевые службы за год, то есть, считайте, по два дальних похода. Экзамены приходилось переносить, но ничего. Справился.

— Чем отличается работа замкомандира на «Настойчивом» от той работы, с которой вам приходилось справляться на сторожевом корабле?

— Ответственностью. Мы же флагман! На нас все равняются.

— Что можете сказать о флоте, на котором служите?

— Балтфлот не подведет.

Гвардейская бригада

Флот — это не только корабли и причалы, но и морская пехота. Когда-то история Балтфлота началась с лихого захвата преображенцами и семеновцами шведских кораблей. Сейчас славные традиции петровских гренадеров приумножают бойцы 336-й отдельной гвардейской Белостокской орденов Суворова и Александра Невского бригады морской пехоты.

«Черная смерть, черные волки — нам разные прозвища давали. Главное, что там, где мы, там — победа. Мы же морская пехота, мы легки на подъем. У нас даже иконостас в часовне, и тот — мобильный!» — прокомментировал нам статус части один из комбатов. А вот что добавил заместитель командира взвода гвардии сержант Максим Ульяшин: /p>

— Почему я решил стать контрактником? Потому что у нас в семье от армии никогда не бегали.

— На боевую службу ходить и за рубежом бывать приходилось?

— Да, на БС бывал и за границей — тоже… Вот, например, в 2013 году в Швецию с дружественным визитом заходили. У нас там было показательное выступление и шведских «коллег» оно, конечно, шокировало. Те привыкли нести службу, стоя в наряде возле корабля. Ну, мы им и показали… Как бить руками кирпичи и держать стол на весу зубами.

— Зубами? Да уж, небываемое бывает. Сколько еще служить планируете?

— До пенсии.

Не «паркетная» часть

У бригады морской пехоты героическое прошлое и не менее героические настоящее. Морпехи-балтийцы несли боевую службу в Средиземном море, воевали в Чечне, боролись с пиратами в Аденском заливе. 15 июня 2016 года в Сирии ценой своей жизни остановил машину со смертниками гвардии сержант 336-й бригады Андрей Тимошенков. За свой подвиг он посмертно был удостоен звания Героя России…

Пока на плацу бригады идут строевые занятия со срочниками, разговариваем с местным «богом войны» — командиром самоходной артиллерийской батареи, гвардии капитаном Виталием Тамаровским: /p>

— Виталий Николаевич, почему вы пошли в армию?

— Потому что мне нравится армия. Кстати, в семье военных у меня вообще никого нет. Я первый.

— Раньше от офицеров часто можно было услышать много нелестного о призывниках. Мол, приходят такие, что лучше б дома оставались. Что скажете о тех, кто на срочную приходит к вам?

— У нас со срочниками проблем нет. Может быть, потому что мы не «паркетная» часть. К тому же служить в морской пехоте — это, знаете ли, стимул.

— Чего пожелали бы как офицер морской пехоты тем, кто еще только ждет призыва?

— Не бояться поражений. Уметь извлекать из них уроки, чтобы добиваться побед.

Мы покидаем Балтийск уже ночью, оставляя за спиной перемигивающуюся огнями Военную гавань. Шум прибоя убаюкивает, но Балтфлот не спит. Он на страже. И если что, не подведет.

Состав Дважды Краснознаменного Балтийского флота:

— эскадренные миноносцы — 2;

— сторожевые корабли — 2;

— корветы — 4;

— малые противолодочные корабли — 6;

— малые ракетные корабли — 6;

— ракетные катера — 7;

— тральщики — 15;

— большие десантные корабли — 4;

— малые десантные корабли на воздушной подушке — 2;

— десантные катера — 9;

— дизель-электрические подводные лодки — 2.