Совместная операция в Хаме

Старший лейтенант Давид Черкизян с самого утра чувствовал, что должно обязательно произойти, что то нехорошее. В Сирию он вошёл в мае как начмед батальона военной полиции. В родной 42 дивизии служил начмедом артиллерийского полка. От боевой командировки отказываться не стал не принято так в роду у Черкизян, если служить в армии так честно, если война надо воевать так учил маленького Давида отец, а того в свою очередь дед фронтовик. Служить предстояло в городе Аллепо именно тут в 2016 году полевой госпиталь попал под обстрел боевиков и мы понесли горькие невосполнимые потери. Сегодня на месте расположения того госпиталя пустырь заросший высокой травой. Ничего не напоминает уже о той давней трагедии но память не дает забыть те трагические дни.

Предчувствие худшего не обманули Давида когда в его комнату вбежал встревоженный сан инструктор Салман Пугаев и сообщил, что их срочно вызывают в город Абудали где бойцу военной полиции стало плохо и тот потерял сознание. Взяв тревожный чемоданчик и набросив на плечи бронежилет Давид выбежал к уже заведённой «санитарке». Перезвонив по телефону дежурному Черкизян так и не смог выяснить подробностей о состоянии больного. Санитарный автомобиль в сопровождении тойотовского пикапа с пулеметом в кузове, мчался по разрушенным войной пригородам некогда цветущего города Алеппо.

Старший лейтенант Давид Черкизян
Старший лейтенант Давид Черкизян

Дорога до Абудали расположенного в провинции Хама заняла примерно час. В расположении поста врача и санитара встретил дежурный и проводил к больному. Боец военной полиции Дмитрий Караваев почувствовал себя плохо стоя на посту. Сначала он не придавал значения болям внизу живота, подумав, что съел в столовой чго-то не того. Однако от внезапной резкой боли в глазах у него потемнело и он потерял сознание. Пришел в себя только когда уже лежал на койке куда его принесли товарищи. Давид осмотрел больного ему хватило пяти минут чтоб поставить диагноз острая форма аппендицита. Необходимо срочное хирургическое вмешательство. Старший лейтенант Чиркизян звонит дежурному по группировке и просит вертолет для пострадавшего. Ему отвечают, что полеты вертолетов в данной зоне категорически запрещены, следуйте на машинах в Хаму там есть военный госпиталь сирийской армии там помогут.

Давид стабилизировал больного и санитар с часовым перенесли его в медицинский автомобиль. Дорога до Хамы заняла еще полчаса долго кружили по городу в поисках военного госпиталя, бойцы «мухабарата» сопровождавшие их на пикапе часто останавливались и спрашивали у прохожих дорогу, но никто не мог указать правильный путь. Давид начал нервничать, когда они второй раз проехали по одной и той же улице сделав огромный крюк он остановил водителя, вышел из санитарки и попросил сопровождающих отвезти их в любую гражданскую больницу.

Сирийский врач Муса Есса
Сирийский врач Муса Есса

Как оказалось это было правильное решение потому что гражданская больница в Хаме и была военным госпиталем. Встретившись с дежурным врачом Давид на ломаном английском вплетая в разговор тысячелетнюю латынь объяснил, что солдату надо срочно удалить аппендицит. Дежурный врач Муса Есса понял своего русского коллегу и выразил готовность помочь, единственное в чем была с его слов проблема в отсутствии ассистента и Давид с радостью согласился ассистировать сам. Операция прошла успешно два врача российский и сирийский понимали друг друга без слов, жизнь русского солдата на далекой войне была спасена руками сирийского врача. Наложив швы и перевязав больного его, еще под наркозом, загрузили в санитарную машину и взяли курс на аэродром куда за больным уже выслали с Хмеймима АН-24.

Прощаясь со своим сирийским коллегой Давид сказал на арабском «шукран садык» (спасибо друг) и крепко пожал ему руку, доктор Муса улыбнулся и ответил на русском «спасибо товарищ», это были все слова которые он знал на русском, но именно здесь и сейчас они оказались к месту.

Левон АРЗАНОВ.

Издается с 2016 года.
Подписка через редакцию, Почту России или  приложение для iOS и Android.