«Жидам города Киева…»

Текст: Игорь ВИТЕЛЬ

В начале лета 2017 года в США вышла онлайн-энциклопедия концлагерей и гетто, созданных нацистами в ходе Второй мировой войны

Воспоминание детства, которое, по всей видимости, сформировало мировоззрение моего отца — это бомбежка Киева немцами. Ему было четыре года. Говорят, в этом возрасте мало что запоминается. Но мой отец помнит — до дрожи в руках. Ему на самом деле повезло. Он не остался там до момента появления объявлений на стенах домов — «Жидам города Киева…», до Бабьего Яра…

Забыть, переписать…

С детских лет помню, как менялось его лицо, когда он слышал о той войне. И постоянный рефрен: «это не должно повториться», «это должны помнить». Я понимал, что останься отец там, меня не было бы вообще. И его не было бы тоже. Во всех смыслах: педантичные немцы не регистрировали уничтожение маленьких детей. То есть он лежал бы там со всеми, и единственным свидетельством его существования была бы какая-нибудь снятая с него рубашонка, которую украинский полицай забрал бы для своих деток из гигантских куч одежды жертв.

Тогда я недоумевал, как такое можно забыть — не в рамках личной памяти одного человека, а вообще, в исторической перспективе. Оказывается — можно. Причем, не просто забыть, а переписать, невзирая на то, что происходивший безумный ужас задокументирован самыми аккуратными в истории массовыми убийцами.

Но, как ни странно, я скажу вам: претензий к немцам у меня сегодня нет. Германия прошла через чистилище денацификации, а многих из тех участников резни, кто сбежал в далекие страны, нашли люди с вытатуированными на руках номерами. И эти встречи кончились весьма предсказуемо. Никто в здравом уме в Германии не будет называть именами ликвидированных военных преступников улицы или с помпой отмечать их дни рождения. Но есть страны, где это становится традицией и основой национального консенсуса.

С «тризубами» наперевес

Да, я об Украине и украинцах, чье активное и массовое участие в уничтожении сотен тысяч евреев, поляков и представителей других национальностей сегодня отрицается и героизируется властями страны. Сотни тысяч жертв списываются на фашистов, которые очень конкретно фиксировали смущавшую даже их рьяность своих украинских подчиненных. 

Я знаком с основными тезисами новых украинских нацисториков: кровавая советская историография приписала несчастным борцам за свободу Украины жуткие злодеяния — так велело КГБ. Только мне, еврею, пожалуйста, не надо рассказывать о советской историографии и КГБ. В начале этого лета в США вышли первые два тома онлайн-энциклопедии концлагерей, лагерей смерти и гетто, созданных нацистами в ходе второй мировой войны. Выпущена она издательством Indiana University Press при содействии вашингтонского Мемориального музея холокоста. Даже самый поверхностный поиск выдает огромное количество материалов, леденящих кровь. И это при том, что речь идет о сухих энциклопедических статьях — «Организация украинских националистов» или «Украинская вспомогательная полиция». Масштабы участия украинцев в акциях массового уничтожения еврейского населения поражают. Причем «боротьба с жидами» производилась ими далеко за пределами «неньки». Националистические шуцманшафты — особые карательные батальоны на оккупированных территориях, действовавшие под непосредственным командованием немцев, — активно «экспортировались» за пределы родины для участия в решении еврейского вопроса.

Уроки экономии

Энциклопедия приводит страшные факты, не позволяющие «отмазаться» от рек крови набившими оскомину фразами про выполнение приказов. Речь идет о действиях, инициируемых украинскими националистами до прихода немцев. Например, статья про местечко Коломыя. Там в 1941 году, перед самым началом Великой Отечественной, скопилось 30 тысяч евреев — беженцев из Германии и Польши. В ночь на 22 июня Коломыю уже бомбили. 3 июля туда вошли венгерские танки, а на следующее утро украинцы устроили в городке погром: евреев выгнали из домов, ограбили и заставили сносить памятники Ленину. Затем борцы за незалежность Украины решили устроить массовый расстрел евреев, но его остановили венгры. 

Главе местного отделения Организации украинских националистов Зенону Приходскому и его соратникам не понравилось наглое поведение венгерских военных и они решили доказать немцам свою «эффективность». Отобрав 110 евреев, оуновцы и местные полицейские погнали их с лопатами в поле — «на работу». Там их заставили рыть ямы и велели на краю раздеться. Расстрел жертв вновь прервали венгры — комендант местного гарнизона. Но, к счастью украинцев, уже в августе венгров сменили фашисты. Местным оуновцам и украинским полицейским перед созданием гетто в Коломые доверили составление списка евреев, операцию по принудительному пригону их туда и сожжению городской синагоги.

Вскоре в гетто началось масштабное упорядоченное уничтожение евреев. В ноябре 1941 года в ходе «акции» по убийству двух тысяч жителей гетто один из членов украинской вспомогательной полиции начал учить эсесовцев… экономике. Он демонстрировал, как убивать евреев, не тратя боеприпасы — заставлял голых людей ложиться в выкопанные ими же ямы и рубил им головы топором. Однако такая экономия не впечатлила эсесовцев, и они продолжали действовать более «гуманно» — расстреливали…

Как я и говорил, энциклопедия полна такого рода статьями. По сути она являет собой приговор, похожий на те, которые были вынесены на Нюрнбергском процессе. Но приговор уже не тем, кто «экономил» немцам патроны, отрубая головы. Это приговор тем, кто сегодня отбеливает действия «освободителей неньки» или героизирует их. Это приговор целой стране. Который, как мне кажется, она сама приводит в исполнение.