Донбасс: война и люди

Текст: Александр Сладков

В Донбассе ближе к зиме все холодней, на линии фронта все жарче. Школьное перемирие, объявленное в Минске бессрочным, медленно умирает. Как это происходит? Обстрелы. Их все больше и больше. Словно кто-то на украинской стороне дирижирует: одну неделю десять обстрелов со стороны Киева, потом две недели — пятнадцать. Нынче каждый день за пятьдесят. Это обстрелов. А уж сколько украинских снарядов за сутки в Донбассе ляжет — как придется. Затиший, плановых или внезапных, не наблюдается. На улице, в магазине, можно услышать:

— Как там у вас на Петровке?

— Да сегодня опять громко было. Ироды…

«Ироды», — это украинские войска. Едва им попадает от донецких военных на фронте, киевляне начинают бить по жилым кварталам донбасских городов и сел. И вот идут сообщения: там мирный житель ранен, там, там… Чтоб увидеть праздную жизнь Донбасса, того же Донецка, достаточно пройтись вечером по бульвару Пушкина. Народу море. Детей море. Все увеселительные заведения заполнены до отказа. Чтоб отметить для себя, как протекает жизнь трудовая, не обязательно идти на предприятия. Встаньте утречком на площади Ленина. И опять — народу море! Потоки людей, занимая все тротуары, двигают на работу. Но все это — на фоне войны. Чтоб увидеть ее, достаточно, скажем, переместиться из Донецка в Ясиноватую и проехать на линию фронта. Мы грузимся в машины в расположении роты Креста. Надеваем бронежилеты, каски, цепляем аптечки, берем видеокамеры. Готовы. Серега Крест — интересная личность. Вообще-то он немец. Казахстанский. Потом стал немцем из ФРГ. На самом деле это обыкновенный русский парень, честный, резкий правдоруб, за что его порой честят коллеги. Но только не подчиненные, о которых он заботится и печется, не оставляя, правда, никаких шансов для баловства. Если он и отец солдатам, то очень строгий.

Как-то я затащил Креста в одно ток-шоу на «России-1». Дистанционно, в прямом эфире из Донецка. И кто-то из апологетов Украины, привезенных из Киева, заявил: «Да у вас не добровольцы, а сборище оборванцев-маргиналов, бомжей со всего света. Им идти некуда, вот они и воюют за Донбасс». Эх, апологет, апологет… Знал бы ты, например, что Крест был очень обеспеченным человеком, когда бросил все и отправился из Германии в Донбасс. И не сборище здесь больных и нищих, здесь идейные. И приезжих, кстати, совсем мало. Подавляющее большинство воюющих, набранных в армию ДНР и ЛНР, кстати, как положено, через медкомиссию и военкомат, — это местные ребята и девчата. Добровольцы, принудительного призыва в Донбассе нет и никогда не было.

Мы доезжаем до определенного места и покидаем машины. Крест ведет нас своими тропами на позиции в Ясиноватской промышленной зоне, в «промке», как здесь говорят. Во-первых, потому что зря рисковать транспортом не годится, здесь падают мины, а во-вторых, машины этим маршрутом не пройдут. Территория изрыта траншеями. Мы то запрыгиваем в них, идем, шаркая амуницией по глинисто-песчаным стенкам ходов сообщений, то выныриваем на открытое пространство, преодолевая его сгорбившись и бегом. Встречаем заброшенные сады с опавшей листвой, свежие и поросшие мхом развалины дачных домиков.

.......
Для продолжения чтения, пожалуйста, войдите под своей учетной записью или скачайте наше приложение (полный текст, аудио- и видеоматериалы, больше фото):

Издается с 2016 года.
Подписка через редакцию, Почту России или  приложение для iOS и Android.