Десантник — это навсегда!

Беседовал Владислав Шурыгин

 

Беседа с президентом Межрегиональной общественной организации ветеранов Воздушно-десантных войск и войск специального назначения «Союз десантников» полковником в отставке Павлом Поповских

Павел Поповских

«Десантник — это концентрированная воля, сильный характер и умение идти на риск», — так однажды сказал командующий воздушно-десантными войсками Герой Советского Союза генерал армии Василий Маргелов. Эти слова в полной мере относятся как к самому Маргелову, так и к нашему собеседнику.

 

РАЗВЕДЧИК С КРАСНЫМ ДИПЛОМОМ

— Павел Яковлевич, как вы стали десантником-разведчиком?

— В 1967 году я закончил Дальневосточное общевойсковое командное училище. В тот год в морскую пехоту набирали 16 человек и 12 в ВДВ. Я, как офицер, закончивший училище с красным дипломом и имеющий право выбора, выбрал ВДВ, и был назначен командиром 1-го взвода 1-й роты в 299-м гвардейском парашютно-десантном полку. Традиционно 1-я рота в полку всегда была разведывательной, ну я и, соответственно, с тех пор в разведке и служил. 

— Вы много лет были начальником разведки ВДВ. Причем занимали вы эту должность в очень сложное время, когда страна была на переломе, когда она распадалась…

— Я называю это периодом полураспада СССР.

— Какова была роль ВДВ на последнем этапе существования Советского Союза?

— Это была роль «пожарной команды». Когда разгорались межнациональные и социальные конфликты, «тушить» их бросали воздушно-десантные войска. Доходило до того, что, например, во время событий 1990 года в киргизском городе Ош офицерам ВДВ приходилось выступать в роли руководителей коммунальных служб, налаживать водоснабжение и выпечку хлеба… Все поставленные командованием задачи ВДВ выполняли полностью. Другое дело, что результатами наших действий политическое руководство страны пользовалось не в полной мере или просто самоустранялось от решения проблем. Вот вам случай из моей личной практики. Произошел он в тот момент, когда Эстония де-факто уже из состава СССР вышла, а де-юре еще нет. На 20 июля 1991 года в Пярну при полном попустительстве нашего политического руководства было анонсировано проведение съезда эстонских ветеранов СС. В число приглашенных попали также ветераны СС из Германии и Скандинавии. «Урегулировать» данное мероприятие направили именно меня. Рассматривались разные варианты того, что можно было сделать. Вплоть до самых парадоксальных. 

— Например, каких?

— Я получил команду из Москвы, разрешающую выкачать из канализации продукты жизнедеятельности человека и облить все место проведения мероприятия, извините, дерьмом. Рекогносцировка показала, что свой съезд ветераны СС решили провести на территории старинного 200-летнего кладбища в Тори, где были захоронены погибшие в 1941-м эстонские националисты. А перед кладбищем находились захоронения красноармейцев, погибших при освобождении Эстонии от немецко-фашистских захватчиков. В общем, «московский вариант» я отверг сразу. Вместо этого предложил 20 июля 1991-го провести на кладбище наш собственный митинг. В административные органы Пярнусского района отправил соответствующую официальную заявку. Уже через два часа после этого в расположении нашего полка появились «ходоки», сообщившие, что съезд ветеранов СС отменен. Подчеркну еще раз — мы с поставленными задачами, даже если они не значились в наших уставах, справлялись. Политическое же руководство страны вело себя не самым лучшим образом. Очень часто в самый неподходящий момент звучала команда «Стой! Назад!» После чего вместо ожидаемого политиками «мирного урегулирования», кризисная ситуация, а то и вооруженный конфликт получали новый толчок к развитию. 

 

ГЕНЕРАЛ МАРГЕЛОВ — СОЗДАТЕЛЬ БРЕНДА

— Вспоминая 1990-е, не могу не спросить, распад СССР стал для вас ожидаемым событием?

— Беспомощность руководства страны к середине 1991 года была видна невооруженным глазом, но стремительный распад Советского Союза… Он стал неожиданным. Ведь 17 марта 1991 года состоялся Всесоюзный референдум, во время которого подавляющая часть населения СССР сказала сохранению Союза «да». Это нас, офицеров, успокоило и, можно сказать, расслабило…

— В Вооруженных силах СССР так называемый мобильный элемент был представлен не только ВДВ, но и морской пехотой, бригадами спецназа ГРУ. Почему же «пожарной командой» на территории распадающейся державы стали именно воздушно-десантные войска, получившие даже характерное прозвище — «казачки Горбачева»?

— Вообще-то мы постоянно взаимодействовали со спецназом. Так, например, во время ввода наших войск в 1990 году в Баку, я встретился со своим другом Владимиром Квачковым. Он там командовал 15-й отдельной бригадой специального назначения ГРУ. Теперь о том, почему именно мы стали «пожарными». Это произошло в силу двух основных причин. Во-первых, мы действительно оказались крайне мобильны — у нас было налажено очень тесное взаимодействие с военно-транспортной авиацией. Часто все можно было решить на уровне личного контакта оперативного отдела ВДВ и оперативного отдела ВТА. Мы прекрасно понимали друг друга! Во-вторых, воздушно-десантная дивизия — это соединение, у которого есть свои средства обеспечения, что придает ему большую автономность. У нас все было свое. 

— Для меня как для мальчишки восьмидесятых, выросшего на фильмах «В зоне особого внимания» и «Ответный удар», харизматичный образ ВДВ до сих пор представляет определенную загадку. Десантники в структуре вооруженных сил — это же частичка малая? 

— ВДВ — это 3% всех Вооруженных сил РФ.

— Вот! Да и вооружение у ВДВ намного легче, чем у тех же мотострелков. Если поставить мотострелковую дивизию рядом с воздушно-десантной, то они будут соотноситься как слон и кролик. Но при этом парашют, голубой берет, девиз «Никто, кроме нас!» превратились к нашему времени в самый настоящий бренд. Благодаря кому или чему «десантура» стала настоящей элитой нашей армии?

— В первую очередь, благодаря, конечно, нашему легендарному командующему Василию Филипповичу Маргелову, создавшему современные ВДВ и привившему военнослужащим этого рода войск высокий уровень военного патриотизма. Я иногда это явление называю даже десантным шовинизмом. При нем была создана отличная система морально-психологической подготовки бойцов-десантников. Кстати, в ВДВ не было лучших или худших соединений. Каждый год Василий Филиппович проводил сборы командиров дивизий, полков, начальников штабов, начальников политотделов на базе одной из дивизий. Весь год перед сборами на эту дивизию работал весь штаб ВДВ. Соединение, что называется, подтягивали по всем направлениям, направляя в него самую современную технику и внедряя лучшие из имевшихся наработок. На следующий год сборы проводились уже в другой дивизии. Этим достигалась унификация соединений ВДВ и неизменно высокий уровень их подготовки.

— Кстати, о современной технике. Что из ее числа, идущее сейчас в ВДВ, вы бы особо отметили?

— БМД-4. Огневая мощь, подвижность! Скажу как разведчик — я бы взял эту машину в разведку!

 

ОСОБЫЙ ПОЛК ДЛЯ ОСОБЫХ СИТУАЦИЙ

— Вы были у истоков создания легендарного 45-й полка специального назначения ВДВ, ныне развернутого в бригаду. Эта часть удивительно точно вписалась в решение тех задач, которые пришлось решать нашим ВДВ как в 1994–2006 годах на территории Чечни, так и во время конфликта с Грузией в 2008-м. Как возникла идея сформировать 45-й полк?

— Первоначальная задумка принадлежала заместителю министра обороны СССР Владиславу Алексеевичу Ачалову. В самом общем виде идея о необходимости иметь воинскую часть для быстрого реагирования в случае локальных, межнациональных, пограничных и прочих внезапных конфликтов появилась в 1988-м после Сумгаита. Потом идея стала наполняться конкретикой, пока не превратилась в концепцию части, действующей в самом первом эшелоне в начальный период локального вооруженного конфликта. Ачалов добавил в концепцию такой части специальную группу, владеющую иностранными языками, группу с разведывательными беспилотниками, техническую группу психологических операций. 

— В Чечне эта техническая группа работала?

— Да, она прибыла в район Моздока со своим оборудованием. Последнее планировалось установить на высотке 250 (на высоте 250 метров? На высотке в 250 метров? Что имеется в виду?) для работы на Грозный. К сожалению, из этого ничего не получилось. Просто потому, что в Грозном к этому моменту не было электричества…

— Известно, что вы в середине 1990-х выступали с предложением передать 45-му разведывательному полку ВДВ название Преображенского. Что послужило отправной точкой для этой инициативы, и почему она так и не была реализована?

— Военный городок, в котором располагалась тогда значительная часть 45-го полка, находился фактически рядом с тем местом, где когда-то квартировал Преображенский полк. Там с петровских времен сохранился даже ледник для хранения продуктов. В общем, некую преемственность воинских традиций можно было в буквальном смысле пощупать руками. И полк своим героизмом и славой заслужил это звание, но не сложилось. Зато эту идею очень скоро подхватили «коллеги» и было принято решение присвоить имя легендарного петровского полка президентскому полку. Точнее — 154-му отдельному комендантскому полку. 

— Но и без этого у 45-го полка славы и заслуг не занимать?

— Я напомню только одно. 45-й полк первым на постоветском пространстве получил звание «Гвардейского».

— Да, красноречиво… При предыдущем министре обороны не раз возникали ситуации, когда казалось, что дни ВДВ как отдельного рода войск в Вооруженных силах РФ сочтены. При новом министре обороны — Сергее Шойгу — ВДВ переживают, можно сказать, новый ренессанс. Что российские ВДВ представляют из себя сейчас?

— Это не просто род войск. Это оперативное высокомобильное объединение, которое способно выполнять не только задачи в составе какого-то стратегического или фронтового командования, но и самостоятельно планировать, обеспечивать, применять и управлять своей оперативной группировкой в любом районе мира.

 

БИОГРАФИЯ 

Павел Яковлевич Поповских (родился в 1946 году).

Полковник ВДВ в отставке. Бывший начальник разведки ВДВ. Участник боевых действий в Азербайджане, Приднестровье и Чечне. Окончил Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище, разведывательное отделение курсов «Выстрел», Военную академию им. М. В. Фрунзе. Один из создателей знаменитого 45-го полка специального назначения ВДВ. Автор учебников для ВДВ и работ, посвященных современным войнам. президент Межрегиональной общественной организации ветеранов Воздушно-десантных войск и войск специального назначения «Союз десантников», председатель центрального совета «Союза десантников России». (на сайте союза десантников в составе центрального совета его нет) Награжден орденом Мужества, медалью «За боевые заслуги», 14 другими орденами и медалями, именным оружием.

Издается с 2016 года.
Подписка через редакцию, Почту России или  приложение для iOS и Android.