Сможет ли Трамп спасти мир?

Автор: Тьерри Мейсан

 

 

Реальность, которая нас окружает, это, пожалуй, то единственное, что мы не в силах изменить. Мы рождаемся в определенное время, в определенном месте и изменить контекст истории не в нашей власти. Жизнь каждого человека неразрывно связана с мировыми процессами, поэтому так важно понимать исторический контекст.

Трамп

Современный мир во многом зависит от кого, как сложатся наши отношения с США. Сможет ли Трамп изменить существующий расклад? Этим вопросом задается известный французский политолог Тьерри Мейсан. 

 

Бизнес-прошлое Дональда Трампа, равно как и его предвыборная риторика, вселяют надежду на то, что он окажется способен покончить с однополярностью и «доктриной Вулфовица», следовательно, существует шанс возродить политику сотрудничества и мира на планете.

Однополярность

После распада СССР мир был реорганизован США, что стало очевидно к моменту проведения операции «Буря в пустыне». Все началось с того, что Соединенные Штаты подбили Кувейт (который был их союзником) украсть иракскую нефть, затем надоумили его потребовать платы за помощь, оказанную Ираку в борьбе с Ираном (хотя имелось в виду, что эта помощь будет безвозмездной). Потом США подучили Ирак (другого своего союзника) ответить на претензии Кувейта его захватом на том основании, что Кувейт — это исконная территория Ирака, отрезанная от него тридцать лет назад Великобританией. Ну а затем США пригласили все государства планеты поддержать их в качестве нового мирового арбитра вместо ООН.

После «Бури в пустыне» доминирование США над миром проявилось в нескольких войнах, развязанных без санкции ООН: война в Югославии (1995 и 1999 годы), Афганистане (2002 год), Ираке (2003 год) и Ливии (2011 год). Цикл завершился четырьмя китайскими и российскими вето против войны с Сирией. 

Доктрина Вулфовица

Не успела закончиться «Война в Заливе», как республиканец Джордж Буш старший поручил Полу Вулфовицу составить скандальное «Руководство по оборонному строительству» (документ до сих пор остается засекреченным, но отдельные выдержки из него публиковались в газетах «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост»). Вулфовиц — воинствующий троцкист и будущий замминистра обороны США — подвел тогда теоретическую базу под американскую гегемонию в однополярном мире.

«Наша главная цель, — писал он, — предупредить появление возможного соперника, который представлял бы из себя опасность соизмеримую с той, что представлял собой бывший Советский Союз, будь то на территории бывшего СССР или в любом другом месте. Эта задача лежит в основе новой доктрины региональной безопасности и требует от нас препятствовать любым попыткам любой страны установить господство в любом регионе, чьих ресурсов, поставленных под ее контроль, будет достаточно, чтобы вывести ее на уровень мировой державы. В список подобных регионов входит Европа, территория бывшего СССР и юго-восточная Азия.

Данная задача включает в себя три дополнительных аспекта: /p>

— во-первых, США должны доказать свое лидерство и тем самым гарантировать новый мировой порядок, чтобы никто из потенциальных конкурентов не претендовал на роль большую, чем та, что будет ему отведена, и не пытался агрессией защищать свои законные интересы;

— во-вторых, мы должны заботиться об интересах развитых стран, чтобы у них и мысли не возникло соперничать с нами или пытаться изменить существующий экономический и политический порядок;

— и наконец, мы должны использовать механизмы устрашения потенциальных соперников, чтобы предупредить их возможные попытки добиться большего влияния или, тем паче, претендовать на роль глобального игрока…»

Именно доктрина Вулфовица привела к агрессивным действиям США против России на территории Сирии и Украины: /p>

— чтобы подтвердить свое лидерство Вашингтон решил взять в 2001 году под свой контроль все нефтяные месторождения «расширенного» Ближнего Востока (война в Афганистане и Ираке);

— чтобы у дружественных стран и мысли не возникло соперничать, этот план был в 2004 году по совету Великобритании пересмотрен в сторону аннексии непризнанных российских регионов (таких как Южная Осетия) и свержения светских режимов в пользу «Братьев-мусульман» («арабская весна»);

— чтобы отбить у России желание претендовать на роль глобального игрока, США поддерживают джихадистов как в Сирии, так и в их действиях против Крыма.

Избрание Трампа закономерно

Трамп был избран в результате беспрецедентно агрессивной предвыборной кампании. Дело дошло до того, что будущий президент открыто усомнился в честности грядущего подсчета голосов и сказал, что может не признать результаты выборов без тщательной проверки бюллетеней. Клинтон со своей стороны заявила, что целью голосования является не столько выбор между двумя политиками, сколько ответ на вопрос о том, какими быть США.

Вопреки традиционному взгляду, согласно которому сторонники Дональда Трампа восстали против элит, можно проанализировать ситуацию с совсем иных позиций: с точки зрения общемировых процессов и англосаксонской истории.

Предвестники победы Трампа

Если вдуматься, то избрание Трампа не является уникальным событием. За последние два года избиратели уже трижды огорошили международных аналитиков: /p>

— в 2014 году Нарендра Моди был избран президентом Индии, что положило конец коррупционной политике Партии конгресса и ознаменовало собой возвращение к традиционной индийской культуре. Моди — выходец из Союза добровольных слуг родины (правой военизированной националистической организации Индии, на совести которой убийство Ганди). Он также несет ответственность за Гуржаратский погром 2002 года. И тем не менее, придя к власти, он начал вести переговоры и с партизанами-баптистами Нагаленда, и со своими соседями, в частности Пакистаном и Китаем. Именно Моди запустил грандиозный проект по строительству общественных туалетов и социального жилья и вывел из обращения крупные купюры в рамках борьбы с коррупцией и бегством капитала;

— в ходе референдума (июнь 2016 года) неожиданно для всех британцы проголосовали за выход Великобритании из Евросоюза. Во время предшествовавшей референдуму кампании, с одной стороны, активно обсуждалась сомнительная миграционная политика Брюсселя и бесхозяйственность его руководства, а с другой — миф о единстве Европы как гарантии мира вкупе с негативными последствиями экономических санкций против Ирана и России;

— избрание в 2016 году Родриго Дутерте положило конец либеральной коррупции на Филиппинах, в бывшей колонии США. Западные СМИ считают Дутерте бандитом. Отчасти это вызвано тем, что в прошлом он защищал мусульманское меньшинство, а отчасти тем, что он начал восстанавливать безопасность в стране с убийства без суда и следствия руководителей мафиозных кланов. Но он также начал мирные переговоры с внутренней вооруженной оппозицией и с Китаем.

Иными словами, три раза народ высказался против коррупции и бесхозяйственности за программы, поддерживающие обделенных, за внутренний и международный мир. Вопреки тому, что предсказывали прикормленные аналитики, криминальное прошлое Моди и Дутерте не помешало им договориться с бывшими врагами.

Избрание Трампа в контексте истории США

Чтобы понять, что именно стоит сегодня на кону мировой истории, надо вернуться в Англию XVII века, когда Оливер Кромвель сверг Карла I и провозгласил республику. Базируясь на идеях Кальвина, он обезглавил монарха, создал сектантский режим, истребил ирландцев-папистов, навязал стране пуританскую мораль и положил начало сионизму: призвал евреев в Англию. Кромвель стал первым главой государства, который высказался за создание еврейского государства в Палестине. Все эти события запечатлены в истории как первая английская гражданская война.

После восстановления монархии последователи Кромвеля бежали из Англии и осели в Голландии, откуда одни на борту знаменитого корабля «Мэйфлауэр» отправились в Америку (это были так называемые «отцы-пилигримы»), а другие основали колонию африканеров в Южной Африке. Во время войны за независимость XVIII века вновь обострились противоречия между кальвинистами и британской империей, поэтому в некоторых современных британских учебниках истории это противостояние называют второй английской гражданской войной.

В XIX веке война Севера и Юга противопоставила южные штаты, населенные преимущественно католиками, северным, заселенным в основном протестантами. Написанная победителями история представляет этот конфликт как борьбу с рабством, что является чистейшей пропагандой: южные штаты отменили рабство еще в процессе войны, заключив альянс с Англией. Иными словами, все снова свелось к конфликту пуритан с британской монархией, поэтому некоторые историки называют это противостояние третьей английской гражданской войной.

В течение XX века внутренний конфликт британской цивилизации казался исчерпанным, если не считать возрождения пуритан под видом «христиан нонконформистов» с премьер-министром Дэвидом Ллойдом Джорджем во главе. Именно они способствовали разделению Ирландии и озаботились созданием еврейского государства в Палестине.

Как бы то ни было, Кевин Филипс, один из советников Ричарда Никсона, посвятил этим гражданский войнам увесистую диссертацию, где констатировал факт, что внутренний раскол так и не был преодолен, а значит, следует ждать продолжения.

Глобальные тенденции

Мировая история подсказывает нам, что вопреки официальным толкованиям, избрание Дональда Трампа не имеет ничего общего с отторжением элит, расизмом или нетерпимостью. Речь идет об отторжении пуританской культуры и ее последствий.

Изначально пуританская культура проявила себя в англосаксонском праве, в преследовании «нечестивцев», в политкорректности и в вере, что богатство является божественным вознаграждением праведников. 

Рассмотрим все по порядку.

Во-первых, англосаксонское право, которое используется не только в США и Великобритании, но и в других странах (к примеру, той же Индии или на Филиппинах), отдает предпочтение сохранению социальной стабильности в ущерб справедливости, что ставит в приоритетное положение власть имущих. Англосаксонское право является главным оружием американского империализма, именно оно призвано обеспечить однополярность мира. Профессор Йозеф Корбел утверждал, что перевод международных соглашений из латинского права в англосаксонское может гарантировать мировое господство США. На это была нацелена деятельность его биологической дочери Мадлен Олбрайт на посту госсекретаря США, равно как и деятельность его приемной дочери — госсекретаря Кондолизы Райс.

Во-вторых, пуританский эгалитаризм всегда держался на зачистке инакомыслящих или апартеиде. Кромвель истреблял ирландцев, «отцы-пилигримы» уничтожали индейцев. В Южной Африке создавались бантустаны, в Израиле изгоняли палестинцев. К слову сказать, Нарендра Моди, который когда-то инициировал антимусульманские погромы в Гуджарате, впоследствии осознал, что вековые проблемы мусульманского Пакистана с Индией были результатом действий колониальных властей. Родриго Дутерте также пришел к аналогичному выводу относительно конфликта Филиппин и Китая. Голосовавшие за Дональда Трампа тоже не считают русских своими исконными врагами.

И, в-третьих, кальвинисты убеждены, что Господь дарует богатство лишь их последователям и больше никому. Поэтому вместо спасения души они стремятся к деньгам. Американский образ жизни, став глобальным, предполагает, что богатство надо демонстрировать, а не скрывать от менее обеспеченных. А после прихода к власти Джеральда Форда (1974 год) вознаграждаться стала не столько работа, сколько богатство. Вследствие чего сначала обвалилась экономика стран третьего мира, затем рухнул средний класс менее развитых стран, а потом 99% мирового капитала оказалось в руках у 1% населения планеты.

В-четвертых, бог кальвинистов судит свою паству сквозь призму общины верующих. Поэтому в этой среде надо быть конформистом. Но если в XVIII веке пуритане заставляли своих жен прикрывать лица вуалью и наказывали гомосексуалистов смертной казнью, то теперь они защищают женщин и секс-меньшинства. Когда-то «отцы-пилигримы» уничтожали индейцев, а теперь их потомки борются за юридическое равенство всех нацменьшинств, но лишь на словах: надо быть слепым, чтобы верить в равенство перед законом миллиардера и бомжа. Разумеется, женщина, гомосексуалист, индеец, черный или латинос не будут иметь никаких проблем, если их «господь одарил богатством».

В свете вышеизложенного понятно, почему Хиллари Клинтон выглядела так нелепо, когда обвинила соперника в том, что он женоненавистник (поводом послужила давняя аудиозапись, где Трамп хвалился своими донжуанскими подвигами). Не менее смехотворно прозвучали обвинения в расизме (все из-за того, что он намерен достроить стену на границе с Мексикой). Никто ведь не возражает против стены в Кале, построенной Францией на деньги Великобритании! В результате даже та треть населения, которую составляют разного рода меньшинства, не поверила в эти обвинения и проголосовала за Трампа.

Способен ли Трамп покончить с пуританской идеологией?

Президент США, конечно же, обладает большими полномочиями, но не сможет ничего добиться, если администрация будет сопротивляться его инициативам. По сути, его власть заключается в праве назначить порядка 40 тысяч чиновников, но, увы, за Трампом нет такой армии бюрократов. Конечно, за ним стоит определенная часть республиканцев, но руководство партии его не поддержало, более того, работало против него, потому что раскол идет не по линии республиканцы/демократы, а между последователями и противниками пуританской идеологии, что объясняет, почему левый демократ Берни Сандерс предложил Трампу свою помощь.

Но главное отличие философии Дональда Трампа от установок Пола Вулфовица заключается в видении будущего. Для Трампа, как для всякого делового человека, будущее — это расширение сообщества, в то время как Вулфовиц считал возможным и уменьшение США, если такой ценой можно будет уничтожить конкурента и остаться во главе списка. Сегодня вся энергия США направлена на то, чтобы не допустить восстановления Великого шелкового пути, перекрыть все возможности экспорта китайской и российской продукции в Западную Европу. Когда-то шелковый путь пролегал через центральную Азию и приводил в Сирию. Сегодня этот маршрут перекрыт ИГИЛ*. Новый путь президента Си Цзиньпина пролегает через Сибирь, но он теперь перекрыт Украиной.

 

Сможет ли новый американский президент подобрать администрацию, способную изменить положение дел? Он неизбежно будет зависеть от единомыслия ближнего круга, и его решения точно будут саботироваться пуританами. Никто из его предшественников в такой сложной ситуации не оказывался. Да, Клинтон признала поражение, но это отнюдь не означает, что с ним смирились те, кто ее поддерживали. 

Сейчас за Трампом стоят люди, которые категорически против использования Вашингтоном террористов из рядов «Братьев-мусульман». В процессе кампании Трампа консультировал демократ Майкл Флинн, уволившийся из разведывательного управления министерства обороны, потому что отказался поддержать ИГИЛ*, как того требовал президент Обама и его госсекретарь Клинтон. Во время встреч кандидата Трампа с представителями ЦРУ Флинн задавал много неудобных вопросов, вынуждая представителей ведомства называть вещи своими именами. Уже тогда было ясно, что в случае победы Трампа он может стать советником по национальной безопасности директором ЦРУ или министром обороны.

Другой советник Трампа Фрэнк Гафни уже много лет говорит о связях администрации Обамы с «Братьями-мусульманами». Увы, этот человек не видит разницы между мусульманами и экстремистами и полагает, что «Братья-мусульмане» вполне способны устраивать теракты в США по той же схеме, что и в арабских странах, несмотря на договоренности с Вашингтоном. Наличие подобных политиков вокруг Трампа создало ему репутацию «нетерпимого», хотя, по сути, он по всем пунктам прав.

Многие соратники Буша могли бы стать членами команды Трампа, но не факт, что станут. Ясно одно — тесное сотрудничество с членами бывшей администрации не позволит Трампу сделать ничего нового.

Трампа можно сравнить с французом Бернаром Тапи (с которым мне довелось работать в его команде в 1994 году) и итальянцем Сильвио Берлускони: эти двое были деловыми людьми, которые стремились изменить порядок вещей. Тапи предал свою команду в 1995 году, примкнув к Балладюру и Саркози, пообещавшим решить его проблемы с законом, а вот Берлускони, напротив, стал в 1994 году председателем совета министров Италии и много лет давал отпор деградирующему политическому классу. Придя к власти, он окружил себя людьми, с которыми работал раньше, и несмотря на неизбежные в данном случае сложности, вытекавшие из пересечения деловых и политических интересов, он сумел поднять свою страну, находившуюся на грани краха.

В любом случае, надо понимать, что, обсуждая с Трампом завершение эпохи доминирования США, конец однополярного мира и отказ от доктрины Вулфовица, надо будет помочь ему высвободить экономическую энергию страны, задавленной олигархами, состояния которых зависят от госзаказов и поддержания пуританской идеологии. 

 


МейсанТьерри Мейсан, французский политолог и журналист, основатель интернет издания «Сеть Вольтер» (http://www.voltairenet.org/ru). Он был первым, кто после терактов 11 сентября возложил ответственность за произошедшее на группировки внутри истеблишмента США. Мейсан родом из известной в политических кругах Франции католической семьи: его дедом был полковник Пьер Гайсе, военный обозреватель ООН и председатель комиссии по прекращению боевых действий между Израилем и Ливаном. Тьерри Мейсан уже много лет занимает активную антизападную позицию, поэтому ему официально запрещено появляться в эфирах французских телеканалов, а также находиться на территории стран НАТО.

 

Издается с 2016 года.
Подписка через редакцию, Почту России или  приложение для iOS и Android.