Последний бой Эмилии Кунненфельд

Автор: Александр Цыпкин
Иллюстрации: Екатерина Матвеева

Последний бой Эмилии Кунненфельд

Эта невообразимая история произошла в… не скажу где, уж слишком много высокопоставленных особ могут себя в ней узнать, а дело, знаете ли, предельно интимное. Единственное, что отмечу, речь идет об Австрии. Все было не совсем так, как описано в рассказе, но основано на предельно реальных событиях.

Далеко шагнула Европа в вопросах удобства нарушения моральных устоев. Итак, Хельмут Хайдер вернулся домой в благостном настроении, а всего через две минуты заперся в туалете и подумывал там повеситься или утопиться. Случилась катастрофа.

Хельмуту было тридцать семь. Пушкин в этом возрасте дуэлировал с Дантесом, Байрон собрался на тот свет, а Хельмут просто гулял с собакой, и то не своей. Такса по имени Бруно принадлежала его жене, госпоже Элизабет Хайдер, и ее отношения с таксой насчитывали семь лет, в то время как с Хельмутом Лиза познакомилась всего год назад. Нельзя сказать, что это была любовь, скорее, правильная случка: хорошие семьи, правильные родители, спокойная старость. У Хельмута были маленький бизнес и дочь, у Лизы — немного земли и Бруно. Чем не пара. Лиза подружилась с дочерью, Хельмут — с Бруно. Иногда они даже гуляли все вместе. Хотя, как понятно, мужчина с таксой выходили на променад чаще.

И вот как-то вечером Хельмут заявляется с четвероногим другом домой, в прихожей — полутьма, Элизабет забирает пса в ванную комнату, чтобы помыть лапы, но моментально возвращается назад. Включает свет и металлическим голосом прибивает стягивающего ботинок Хельмута к плинтусу.

— Хельмут! Где Бруно?!

При этом Элизабет держала таксу пузом к мужу. Тот не очень понял вопрос, но, услышав интонацию, решил отреагировать:

— Прости, а кто у тебя в руках?

— А ты не видишь!? — Элизабет зверела на глазах.

— Бруно…? — Хельмут, наконец, снял ботинок и стоял теперь в одном. Что происходит, он не понимал.

— Хельмут, это не Бруно! Ты что, не видишь?!

— Почему не Бруно? Как ты это поняла?

— У Бруно другой ошейник и поводок! И еще одна незначительная деталь — у Бруно есть яйца, которых у тебя сейчас не будет, потому что у этой собаки их тоже нет!

— А куда они делись? — Хельмут понимал, что порет чушь, но остановиться не мог.

— Ты что, идиот? Бруно — кобель! А это — сука! Куда ты, сука, дел Бруно?!

Хельмут подошел к жене, внимательно посмотрел на собаку, не увидел некоторых частей тела и холодно сказал:

— Меня сейчас вырвет, мне нужно в туалет, я вернусь и попробую все объяснить.

У каждого мужчины должен быть план Б на случай немедленной эвакуации. У меня — аллергия, а у Хельмута планом Б была поддельная нервная реакция на стресс в виде дурноты. Реально плохо ему было лишь один раз в жизни, но сыграть такое перенапряжение ему удавалось регулярно. Этот прием давал ему лишние пять-десять минут на раздумья, а что еще нужно в критической ситуации?

Я, надо сказать, дошел до плана Б своим умом. Повторюсь, я нагло использовал аллергию. Допустим, приходишь к девушке домой с целью открытия ларца наслаждений, открываешь, наслаждаешься и немедленно хочешь свалить. Ты все получил, а она… ну кому это важно, ей-богу. Она ведь уже совсем не та теперь. Удивительно, как иногда меняется женщина после первого секса. И я настаиваю, что меняется именно она, а не наше к ней отношение. Уверен, что эта внезапная потеря привлекательности и снижение IQ абсолютно объективны. У женщин что-то происходит на клеточном уровне после первого секса с новым партнером: кожа хуже становится и мозг замедляется. Мы, мужчины ни при чем. Так вот, именно в такой момент приходит на помощь аллергия. Изображаешь приступ и спокойно исчезаешь. Аллергия может быть на что угодно — от котов до кафеля. Также аллергия помогает, если ты масштабно облажался и нужно ненадолго переключить внимание. Бывают, конечно перегибы. Спрашивают, почему от тебя пахнет чужими духами, а ты говоришь: «То-то я не пойму, чего это я задыхаюсь». Могут не поверить.

Как вы уже поняли, Хельмут использовал не аллергию, а более серьезный рычаг, изобразил приступ и заперся в туалете. Где он потерял Бруно, Хельмут понял сразу. Но рассказать жене об обстоятельствах потери было равноценно разводу и вышеуказанной кастрации.

В это же время студент Манфред Хаас вошел в квартиру 92-летней баронессы Эмилии фон Кунненфельд. Бабуля была на финишной прямой, передвигалась несколько лет исключительно в коляске, но финансовое состояние позволяло ей окружить себя достаточным количеством помощников, точнее, слуг. Деньгами и добрым словом всегда можно достигнуть большего, чем просто добрым словом, особенно в старости. Также необходимо сообщить, что детей и внуков у нее не было, и вся дворянская любовь сконцентрировалась в последнее время на таксе Ди, дочке другой таксы, жившей с Эмилией раньше. Помните, Бэрриморы служили Баскервилям поколениями, так вот с таксами то же самое иногда. С Ди, разумеется, нужно было гулять, и уже три дня использовался для этих целей незаконный труд вышеуказанного юнца.

— Манфред, принеси мне Ди, — баронесса обычно держала собаку у себя на груди. Кстати, раньше грудь была о-го-го. Она и сейчас была весьма удобная, для таксы уж точно.

— Одну минуту.

Ну вы можете представить, что было дальше. Собаку отдали хозяйке, та взяла ее в руки, погладила по бархатному животу и… обнаружила у любимицы некоторый апгрейд. Уверен, он напомнил Эмилии о бурной молодости и даже вызвал ностальгию, но все это прошло за секунду. Далее баронесса совершила невозможное. Она встала с кресла. Если бы это видел лечащий врач, он бы не поверил. Долгие годы лучшие медицинские умы Австрии не могли поднять знатную даму с кресла, а вот студент Манфред Хаас смог. Думаю, баронесса Кунненфельд искала повод перебраться в мир иной в бою, как это делали ее средневековые предки, и нашла. Гордая представительница великого рода взяла Бруно за шкирку, размахнулась и метнула его в Манфреда, да так, что сбила парня с ног, затем она попыталась что-то сказать, погрозила пальцем всему роду мужскому и рухнула замертво. Бруно, не привыкший к такому обращению, со страха рванул в открытую дверь, оттуда на лестницу и скрылся в неизвестном направлении. Манфред лежал в одном углу комнаты, труп баронессы — в другом. До приезда скорой и полиции домоправительница попросила Манфреда не вставать. Хорошо, что мелками не обвели, говорят, это плохая примета.

Последний бой Эмилии Кунненфельд2

Тем временем Хельмут в туалете судорожно соображал. В необычном месте потерял австриец таксу. Точнее не потерял, а поменял. Случайно, разумеется. Вернемся на несколько месяцев назад. Не испытывая большой любви к животным, новоиспеченный муж вдруг проявил инициативу в самом неожиданном вопросе — он начал гулять с собакой. Бруно и Элизабет, разумеется, не поняли такого рвения, но особо не спорили. Возвращался с прогулки Хельмут всегда розовее и счастливее, чем был. Хотя нет, не всегда. Приблизительно раза три-четыре в месяц. Почему, спросите? Хельмут ходил в бордель, при котором для удобства посетителей была гостиница для собак. Ну что непонятного? Клиентоориентированность. Взял собаку, пошел выполнять полезную семейную работу, все родственники на тебя молятся. Никаких вопросов: «Где ты был целый час?» Пришел к феям, собачку сдал в местную камеру хранения, через полчаса забрал и дунул домой. Более того, феям можешь свою спешку объяснить интересами животного. И все тебя понимают!

И надо же такому случиться, что Хельмут и Манфред пришли в публичный дом одновременно. Причем Манфред в первый раз. Девушки Манфреду отказывали, а любви хотелось. Далее все предельно просто. Отдельных номеров для четвероногих хранителей алиби было меньше, чем комнат для духовного падения их хозяев. Короче говоря, Ди подсадили к Бруно, который, возможно, был рад, так как чувствовал колоссальную несправедливость. Хозяин трахается благодаря Бруно, а сам Бруно — нет. И тут такое чудо. Однако был ли у Бруно секс, история умалчивает. Студент ожидаемо справился со своей страстью за пару минут, перепутал такс и ушел домой. Хельмут вышел позже, забрал единственную таксу и сидел теперь в туалете, используя предоставленные ему пять минут.

Мыслей было много, но все никуда не годились. Как можно объяснить замену собаки? Магазин? Тогда что он там купил? Друзья? Но откуда у них такса? Отпустил на прогулке и подобрал чужую? Может прокатить, но это значит, что в парке был еще один идиот. Но главное, Хельмут не понимал, кто все-таки забрал Бруно и как его найти? Неожиданно для себя самого Хельмут решил, что настало время выйти за рамки социального рабства, признаться в пороках и принять удар судьбы. Пусть его осудят, но он не будет скрывать свои желания и действия. Более того, он вдруг решил, что, возможно, брак с Элизабет вообще был ошибкой. Может, пора ее исправить? Борец за права мужчин вышел из туалета и громко сказал:

— Я был в борделе, в котором есть гостиница для собак и случайно забрал чужую таксу. Вернусь, разберусь.

Хельмут приготовился умереть и смотрел злому року в голубые глаза. Он впервые ощутил себя независимым мужчиной. Элизабет после определенной паузы ответила непредсказуемо:

— Бордель с отелем для собак? Ты меня совсем за дуру держишь? Это что за цирк? Ты реально считаешь, что я куплюсь на такую примитивную манипуляцию?

— Какую, Лиз?

— Ты мне скажешь про бордель, я начну ревновать, переключу внимание с собаки на тебя и забуду про Бруно! В гробу я видела твой бордель, если что! Говори правду — как ты потерял мою собаку? Правду, я сказала!

Хельмут разочаровался в жизни, в отношении к себе, в своем месте в системе ценностей жены, а также понял, что правду придется придумывать. Правда вообще людям нужна чрезвычайно редко, истина во лжи, ложь мы любим и даже хотим слышать. Так что подумайте сто раз, прежде чем сказать близкому человеку правду.

— Лиз, я не знаю, как тебе сказать. Мне очень стыдно. Я его отпустил, а он сбежал… Я весь парк обошел, куда он делся, не знаю… А эту собаку я взял в долг. Там в парке много такс гуляет… Один человек за 500 евро согласился. Думал, ты не отличишь, а я пока нашел бы Бруно и потом эту вернул. Мне нечего больше сказать. Я обещаю тебе, что найду Бруно!

Элизабет стояла абсолютно раздавленная. Она любила Бруно больше, чем Хельмута, и это было самое большое разочарование этого вечера. Она села на пол и заплакала.

— Лиз, я обязательно его найду. Лиз…

— Иди искать сейчас. И знаешь, если не найдешь — не возвращайся. Я не уверена, что тебе нужно возвращаться, даже если ты найдешь Бруно. Не знаю, есть ли у меня к тебе какие-то чувства.

Хельмут не ожидал такого откровения, но списал драму на привязанность к собаке, натянул ботинки, открыл дверь и… в квартиру немедленно влетел Бруно. В этом нет ничего удивительного. У собак какой-то GPS-навигатор, они иногда находят дорогу домой за сотни километров, что уж говорить о соседних улицах. Бруно бросился к Элизабет, та разрыдалась еще больше.

.......
Для продолжения чтения, пожалуйста, войдите под своей учетной записью или скачайте наше приложение (полный текст, аудио- и видеоматериалы, больше фото):

Издается с 2016 года.
Подписка через редакцию, Почту России или  приложение для iOS и Android.